DuPont: четвертый критерий

Как расцвела почему исчезла одна из старейших компаний Нового Света

Все мои заметки про историю бизнеса

Статья объединяет две публикации о компании DuPont: в журнале "Фокус" и журнале "Семейный бизнес".

Из пресс-релиза: «Мидленд (штат Мичиган) и Уилмингтон (штат Делавэр) - 1 сентября 2017 г. Компания DowDuPont™ (NYSE: DWDP) сегодня объявила об успешном завершении равноценного слияния компаний The Dow Chemical Company (“Dow”) и E.I. du Pont de Nemours & Company (“DuPont”), вступившим в силу 31 августа 2017 года. Торговля акциями компаний DuPont и Dow прекращена 31 августа 2017 г. после закрытия Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE). С сегодняшнего дня на NYSE стартует торги бумагами DowDuPont, которым присвоен биржевой код “DWDP”».

Этими несколькими сухими фразами была поставлена точка в биографии одной из старейших компаний США, более 200 лет носившей имя ее основателя и почти все это время находившейся под контролем его потомков.

 

В начале 1980-х годов комитет управляющих директоров Royal Dutch Shell задался вопросом: как развивались такие же старые и крупные компании, в чём секрет их успеха? Группа аналитиков нашла только 40 транснациональных компаний старше Royal Dutch Shell (основана в 1890 году) и подробно изучила 27 из них. Результаты исследования остаются закрытыми до сих пор. Но руководитель проекта Ари де Гиус впоследствии написал книгу «Живая компания», в которой сформулировал четыре критерия, объединявших все эти компании-долгожители, старейшую из которых основал в 1802 году Элетер Ирене Дюпон де Немур.


КРИТЕРИЙ №1:НОС ПО ВЕТРУ

«Компании-долгожители,— пишет де Гиус, — несмотря на недостаток информации, умели своевременно реагировать на изменения общества, держали нос по ветру и выстраивали стратегию на основе глобального понимания делового окружения».

Dupont02

Элетер Дюпон — основатель промышленной империи DuPont в начале XIX столетия

Французы взрывают рынок

Элетер Ирэне дю Пон де Немур приехал в США в 1799 году в возрасте 26 лет вместе с отцом и другими членами семьи, спасаясь от преследований французских революционеров-якобинцев. Отец Элетера, Пьер Самуэль дю Пон де Немур, был известным в те годы либеральным экономистом, дружившим с 3-м президентом США Томасом Джефферсоном. В 1803-м дю Пон-старший возглавил американские переговоры с Наполеоном, завершившиеся продажей Луизианы Соединенным Штатам. В годы реставрации Бурбонов Пьер Самуэль вернулся на родину, став советником Людовика XVIII, а в период короткого повторного воцарения Наполеона вновь эмигрировал в США, на этот раз навсегда. Ему было куда возвращаться: к 1815 году его младший сын Элетер Ирэне развернул в городке Уилмингтон, штат Делавэр, успешный бизнес. Его фабрика-тезка E.I. du Pont de Nemours производила порох.

Семейная легенда гласит, что идея бизнеса возникла у Элетера во время охоты, когда его пистолет дал осечку. Приятель организовал дю Пону экскурсию на пороховую фабрику, где Элетер обнаружил, что американская технология далеко отстает от французской. Дело в том, что производству пороха юный Элетер Ирэне учился у самого Антуана Лавуазье, возглавлявшего французское государственное пороховое производство. С помощью отца Элетер купил недалеко от Филадельфии участок с водяными мельницами и завез из Франции необходимое оборудование. В 1804-м фабрика произвела первую продукцию. Следующие 200 лет компания существовала в том же месте под тем же названием. Правда, за это время она стала крупнейшим в мире химическим предприятием, более известным под торговым именем DuPont.

Молодое американское государство в начале XIX века не только активно воевало за свою независимость и территории, но и не менее активно строилось. Нобель еще не изобрел динамит, и порох был главной действующей силой всех взрывных работ: с его помощью пробивали тоннели, рыли шахты, сносили старые здания, чтобы строить новые. Молва о высоком качестве «французского» пороха Дюпона быстро разлетелась по стране, и скоро фабрика была завалена заказами. Закрепляя успех, Элетер в 1820-м добился статуса официального поставщика правительства США.

Успех, однако, доставался Дюпону дорогой ценой. Несмотря на прогрессивную технологию, на фабрике регулярно случались взрывы, работники получали увечья и гибли. Старший сын основателя бизнеса, Альфред Дюпон, возглавивший компанию в 1837-м, после смерти отца, не выдержал напряжения и передал управление среднему брату, Генри. Их младший брат, Алексис, погиб при взрыве в 1857-м. Говорят, Генри в тот день поседел. Так ли это, достоверно неизвестно. Но точно известно, что предприятие отца Генри Дюпон не бросил. И дело было не только в наследии: вместе с бурным ростом порохового бизнеса бурно росла и семья Дюпонов: 3 сына и 6 дочерей Элетера подарили ему десятки внуков. И скоро все они стали весьма обеспеченными людьми.

Первые крупные заработки DuPont обеспечила Крымская война в далекой России. В 1854-м британские и французские войска высадились около Севастополя. США придерживались нейтралитета, что позволило DuPont успешно снабжать порохом обе стороны.

Статус поставщика американской армии действовал и в 1861-м, когда гражданская война резко повысила спрос на продукцию E.I. du Pont de Nemours & Company. Генри Дюпон оказался надежными подрядчиком армии северян-республиканцев: не менее 40% выстрелов федералов были сделаны с помощью пороха Дюпонов. Благодаря победе северян к концу XIX века DuPont стала однозначной компанией №1 в производстве пороха и динамита в США. Это была эра монополий, когда несколько бизнес-кланов поделили экономику страны по отраслям и сделались фактическими правителями государства. Дюпоны со своим «пороховым трестом» заняли одно из ведущих мест на олигархическом олимпе вместе с Ротшильдами, Рокфеллерами, Морганами и Вандербильтами. Однако рыночная монополия не гарантировала монополию внутрисемейную. И в 1902-м династия едва не потеряла свой вековой бизнес, причем совершенно добровольно.

От первого кризис к мировому успеху

Генри Дюпон возглавлял компанию почти сорок лет, превратив небольшую фабрику в крупнейшее в мире предприятие по производству взрывчатых веществ. После его смерти DuPont (так для практичных американцев сократили публичное название компании) 11 лет возглавлял племянник – Эжен Дюпон. Когда и тот умер в 1902-м, наследники решили, что с них достаточно взрывов. Компания была подготовлена старшими партнерами для продажи за $12 млн. компании-конкуренту Laflin & Rand. Контроль семьи над бизнесом спас бунт меньшинства. Формальным поводом было мнение трех младших партнеров-кузенов, что бизнес стоит вдвое дороже. Но, возможно, дело было не только в этом.

Спустя 100 лет после переезда в США Дюпоны продолжали называть детей французскими именами и чтить своих предков. E.I. du Pont de Nemours была не просто собственностью. Это компания и была Дюпонами.

Мятеж против продажи возглавил 32-летний Пьер Самуэль дю Пон де Немур, названный в честь своего знаменитого прапрадеда, 100 лет назад перевезшего семью в США. К нему присоединился кузен с еще одним традиционным для семьи именем – Альфред Ирэне, отца которого звали так же, как основателя бизнеса - Элетер Ирэне. Третьего заговорщика звали более американским именем, Томас Коулман дю Понт, зато он был женат на четвероюродной сестре, также праправнучке Пьера дю Пона. Для осуществления по современным понятиям рейдерского захвата семейной компании E.I. du Pont de Nemours кузены учредили в Нью-Джерси холдинговую компанию, которую назвали… E.I. du Pont de Nemours. Перехватив контроль, рейдеры не «кинули» родню, а предложили поменять доли в старой компании на несколько меньшие в новой. Уставшие от управления бизнесом старшие Дюпоны смирились, и захватившая власть молодежь приступила к революционным преобразованиям.

Для начала реорганизованная Du Pont поглотила своего основного конкурента, которому недавно едва не была продана. Затем настал черед еще сотни мелких предприятий, и через пару лет Du Pont контролировала не менее 70% производства взрывчатых веществ в США. Второй стратегической задачей триумвират посчитал диверсификацию. Для этого компания обзавелась двумя промышленными лабораториями, которые немедленно занялись разработкой невзрывчатых продуктов на основе базового сырья в производстве пороха – целлюлозы.

Эти решения позволили Дюпонам успешно пережить кампанию по демонополизации экономики, затеянную президентом Теодором Рузвельтом. В 1912-м решением суда E.I. du Pont de Nemours была разделена натрое. Выделенные из нее предприяти Hercules Inc. и Atlas Powder вышли из-под контроля Дюпонов. Но семье удалось сохранить за собой и лаборатории, и производство основных товаров военного назначения. А затем началась Первая мировая, за годы которой Du Pont с лихвой наверстала упущенное: объемы производства за счет военных заказов выросли в 50 раз, капитал достиг $1 млрд. К концу войны на счетах компании накопились $100 млн свободных средств (более двух миллиардов в современном масштабе).

Следующие 100 лет DuPont продолжала чутко отзываться на изменения глобальных трендов - и в технологии, и в политике. Вторая мировая война принесла не только новый вал государственных заказов на порох, но и ещё одно направление диверсификации: DuPont как главный специалист по взрывам была включена в Манхэттенский проект. Компания стала главным подрядчиком по строительству комплекса для производства и обогащения плутония. По оценкам экспертов, за годы Второй мировой она заработала более $4 млрд.

Война окончилась, и огромная корпорация тут же перестроилась на мирные рельсы, не полагаясь на пороховые заказы государства. Послевоенный девиз DuPont — «Лучшие вещи для лучшей жизни… с помощью химии».

Но затем химия попала под прицел экологического движения. DuPont и тут не стала двигаться против ветра. Когда в 1970-х разразилась кампания по запрету фреона (изобретённого в DuPont), компания тут же поддержала противников озоновых дыр. И пока конкуренты отчаянно сопротивлялись, DuPont вывела на рынок два новых безопасных хладагента и развернула мощности по утилизации фреона, мгновенно захватив 75% открывшегося рынка. Манёвр был впечатляющим, и в прессе поползли слухи, что экологов на защиту озонового слоя направила сама корпорация.

Спустя ещё 20 лет корпорация снова перепозиционировалась под новым девизом «Чудеса науки». И снова оказалась на самом актуальном направлении глобальных изменений мировой экономики.


КРИТЕРИЙ №2: ТЕРПИМОСТЬ К ЭКСПЕРИМЕНТАМ

Де Гиус: «Компании-долгожители в основном избегали любого централизованного контроля над попытками диверсификации. Эти компании были особенно терпимы к побочным видам деятельности: ответвлениям, экспериментам и чудачествам, не выходящим за границы связующей их фирмы, что расширяло их понимание возможностей».

Чудеса науки

 Основой бездымного пороха, принёсшего компании первый международный успех и миллиардные прибыли, была нитроцеллюлоза. В начале ХХ века DuPont обзавелась соответствующей лабораторией, которая вскоре дала «побочный продукт»: лаковое покрытие для искусственной кожи. Чтобы было что покрывать, компания приобрела производителя такой кожи, фирму Fabricoid. Это был первый «невзрывающийся» продукт DuPont. Искусственная кожа стала пользоваться большой популярностью в автомобильной промышленности: почти все производители обивали ею салоны и сиденья. Наладив отношения с крупнейшими автоконцернами, DuPont обнаружила рынок сбыта для ещё одного типа химического производства — лакокрасочного.

В начале 1920-х DuPont купила патент на новый продукт из целлюлозы — целлофан. Учёные в лаборатории компании доработали технологию — плёнка стала водонепроницаемой. И скоро началась эра целлофана, длившаяся до середины 1950-х, когда его начали вытеснять синтетические полимеры. Идея создавать новые материалы настолько захватила руководителей компании, что в 1927 году DuPont одной из первых в мире стала финансировать фундаментальные исследования, никак не связанные с бизнес-задачами. В 1930-м лаборатория разработала хладагент фреон, в 1931-м — синтетический стойкий каучук — неопрен. Ещё через 4 года в лаборатории DuPont впервые был синтезирован 66-монополиамид, получивший коммерческое название «нейлон». А в 1938-м в исследовательском подразделении, занимавшемся фреоном, случайно был открыт уникальный материал — тефлон, впоследствии позволивший DuPont начать сотрудничество с аэрокосмической отраслью.

К концу Второй мировой DuPont производила более 1200 наименований продукции. В 1960-х компания вывела на рынок ещё два легендарных продукта — лайкру и кевлар, окончательно закрепив за собой звание мирового лидера в создании новых материалов. А сегодня DuPont без сожаления расстаётся со своими химическими предприятиями, чтобы сосредоточиться на биотехнологиях и возобновляемой энергии, и продолжает ежегодно вкладывать в научно-исследовательские разработки более $1 млрд.

Dupont03

МАНХЭТТЕНСКИЙ ПРОЕКТ. 1940-е. Компания DuPont была подрядчиком строительства комплекса по обогащению оружейного плутония в Хэнфорде (штат Вашингтон). Помня об обвинениях в обогащении на военных контрактах времён Первой мировой, компания отказалась от прибыли и прав собственности на все возведённые в рамках проекта объекты.

 


КРИТЕРИЙ №3: УМНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

Де Гиус: «Компании-долгожители бережливы и не рискуют капиталом без причины. Они стараются всегда иметь свободную наличность, которая даёт им гибкость и независимость».

Дюпоны покупают и выигрывают

 Скупать конкурирующие предприятия DuPont начала сразу, как только заработала капитал во время гражданской войны. К концу Первой мировой DuPont располагала свободной наличностью более чем в $100 млн. Половина этих денег неожиданно для сторонних наблюдателей была проинвестирована в акции General Motors. В результате Дюпоны получили контроль над третью акций автомобильной компании, а Пьер Дюпон возглавил её совет директоров. Сразу после этого General Motors стала крупнейшим покупателем красок, лаков, тканей, производимых DuPont для автомобилестроения. Но выгода была двусторонней: считается, что именно разнообразие красок DuPont позволило General Motors потеснить на рынке своего главного конкурента — Ford, с подачи основателя, упорно производившего автомобили только чёрного цвета.

Скоро General Motors начала приносить прибыль, сопоставимую с прибылью DuPont. Усиливая синергию с автопроизводством, в 1927-м DuPont взяла под контроль U.S. Rubber, крупнейшего производителя резины. После чего General Motors начала покупать более половины шин для своих авто у этой компании. Остановить экспансию семьи смогло только государство: в 1957-м правительство США вынудило Дюпонов расстаться с акциями GM.

В конце ХХ века DuPont открыла новое направление, ставшее для развития компании ключевым, — производство продовольствия. Произошло это после того, как в 1999-м в группу вошла легендарная семеноводческая компания Pioneer, чьей кукурузой восхищался в своё время Никита Хрущёв.

Но, возможно, самые важные для США инвестиции Дюпоны сделали не в собственный бизнес. Наукоемкому производству нужны были научные работники. И семья стала финансировать образование. Дюпоны пожертвовали миллионы долларов в развитие государственных школ Делавэра. Именем Дюпонов названо одно из зданий Университета штата Делавэр, который семья опекала. Крупнейшие пожертвования семьи достались Массачусетскому технологическому институту, выпускниками которого были большинство руководителей семейного бизнеса.

Благодаря чутью, инновациям и грамотным инвестициям, DuPont из «торговца смертью», как называли компанию журналисты в 1930-х, трансформировалась в промышленного гиганта, решающего важнейшие задачи, стоящие перед человечеством: защита окружающей среды и обеспечение людей продовольствием и возобновляемой энергией.


БЕЛАЯ КОСТЬ. БОГАТЕЙШИЕ БИЗНЕС-КЛАНЫ США С БОЛЕЕ ЧЕМ 100-ЛЕТНЕЙ ИСТОРИЕЙ

  • Каргилл-Макмиллан. Отрасль: сельское хозяйство. Состояние — $43 млрд. В бизнесе с 1865 года.
  • Джонсон. Отрасль: бытовая химия. Состояние — $25,5 млрд. В бизнесе с 1886 года.
  • Херст. Отрасль: медиа. Состояние — $35 млрд. В бизнесе с 1887 года.
  • Кокс. Отрасль: медиа. Состояние — $32 млрд. В бизнесе с 1898 года.
  • Марс. Отрасль: продукты питания. Состояние — $60 млрд. В бизнесе с 1911 года.

КРИТЕРИЙ №4: СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ

Де Гиус: «Сплочённость означает, что, как правило, руководители выдвигались на повышение изнутри; они обеспечивали связь поколений и считали себя душеприказчиками старинного предприятия. Каждое поколение руководителей было лишь звеном в длинной цепи. За исключением кризисных ситуаций, высшим приоритетом и заботой руководства было здоровье предприятия в целом».

Компания DuPont соответствовала четвертому критерию де Гиуса больше полутора веков. А когда перестала соответствовать, это стало началом конца ее истории. 

Последний из Дюпонов

Более 100 лет семья Дюпон непосредственно контролировала свою компанию. Лояльность всегда ценилась и в её наёмных менеджерах. Первым казначеем (финансовым директором, в современных терминах) компании не из Дюпонов стал секретарь одного из кузенов-рейдеров Джон Рэскоб. Он и был инициатором инвестиций Дюпонов в General Motors, а впоследствии контролировал финансы обеих компаний.

Но вскоре после Первой мировой триумвират кузенов раскололся, и во главе компании остался один Пьер дю Пон. Но в 1920-м он переключился на управление General Motors. Компанией начали руководить наемные менеджеры. Последний из Дюпонов, возглавлявших DuPont – правнук основателя Ламмот дю Понт Коупленд – вышел в отставку с поста Президента в 1967 году. Следущие 40 лет представители династии участвовали только в акционерном управлении через Совет директоров. И к третьему столетию владения династия снова и на этот раз окончательно потеряла интерес к своему именному бизнесу.

В 2001-м DuPont угодила в экологический скандал. Около 80 000 американцев из Нью-Джерси, Вирджинии, Северной Каролины, Миссисипи и Огайо подали иски в связи с загрязнением предприятиями компании питьевой воды перфтороктановой кислотой, известной как «компонент C8» тефлона. Обвинение утверждало, что С8 провоцирует рак. DuPont была вынуждена потратить более $300 млн на медицинские исследования и последующую очистку источников водоснабжения. А затем объявить о прекращении производства и использования C8 с 2015 года. Но скандал не утих: истцы утверждали, что компания знала о токсичности C8 еще с 60-х годов, и что вина лежит на представителях семьи-владелицы, руководивших компанией в те годы.

И случилось невероятное. Дюпоны, старательно избегавшие публичности, не только покинули Совет директоров, но и продали контрольный пакет акций инвестиционным фондам Blackrock и Vanguard. Последнего представителя династии, заседавшего в совете директоров E.I. du Pont de Nemours & Company, по иронии судьбы зовут так же, как звали основателя бизнеса - Элетер Ирэне дю Пон.

Dupont04

«Я хочу выразить мою искреннюю благодарность и восхищение всем коллегам в DuPont по всему миру. Я полностью уверена, что они будут реализовывать огромный потенциал следующего поколения DuPont»

Эллен Куллман, из прощального выступления экс-председателя совета директоров и главного исполнительного директора компании DuPont

Переставшая быть семейной компания тут же оказалась объектом атаки фондовых спекулянтов. Весной 2015-го инвестиционный фонд Trian миллиардера Нельсона Пельтца скупил около 3% акций. После чего Пельтц потребовал ввести в Совет директоров своих представителей, чтобы разделить компанию на части и резко снизить затраты (в том числе – на фундаментальные и прикладные исследования). Бой Пельтцу дала Эллен Куллман, СЕО DuPont, отдавшая компании 27 лет, почти член семьи Дюпонов. Тогда новые главные акционеры - Blackrock и Vanguard – поддержали Куллман в стремлении сохранить компанию, но при этом потребовали улучшения финансовых показателей.

«Новая реальность состоит в том, что на крупнейшие компании все больше влияет новый набор боссов - малочисленный, работающий в основном за кулисами. Вместе они создают новый порядок для крупных корпораций и даже изменяют способ функционирования капиталистической системы. Они являются крупнейшими крупными институциональными инвесторами, крупнейшими управляющими активами», - написал в статье, посвященной борьбе Куллман с Пельтцем, fortune.com в июне 2015 г.

В сентябре 2015-го Куллман заявила об отставке со всех постов в DuPont, а уже в декабре Dow Chemical и DuPont объявили о будущем слиянии. Сделка была закрыта 31 августа 2017-го. Но слиянием реорганизация не закончится. 200-летнему бизнесу осталось жить не долго: скоро DowDuPont будет разделена по ключевым видам деятельности на три самостоятельные компании, каждая из которых заживет своей жизнью.


КЛАН И КОМПАНИЯ

  • Более 1800 человек входят сегодня в клан Дюпонов
  • По разным оценкам, клан Дюпон обладает состоянием от $16 млрддо $150 млрд
  • Когда американский Forbes в 1982 году впервые составил список 400 самых богатых людей США, в него вошли 28 представителей клана Дюпон
  • $57,9 млрд — капитализация DuPont в ноябре 2015 года
  • Более 20 000 патентов на балансе компании
  • 18% мирового рынка зерна контролирует входящая в корпорацию компания Pioneer
  • Старейшая транс­националь­ная компания E. I. du Pont de Nemours and Company, или DuPont, почти два столетия оставалась под контролем потомков её основателя Элетера Дюпона. Но сейчас её политику определяют акционеры, самый крупный из которых владеет всего 6%компании

ИСТОРИЯ DUPONT

Dupont05

НАЧАЛО XIX ВЕКА

Элетер Ирене Дюпон де Немур (справа)строит в США завод по производству пороха. Его учителем был владелец порохового бизнеса во Франции Антуан Лоран Лавуазье(слева)

НАЧАЛО XIX ВЕКА

Первый пороховой завод Элетера Дюпона в США
Dupont06

Dupont07

НАЧАЛО XX ВЕКА

За сто лет компания Дюпона превратилась в крупнейшего производителя взрывчатых веществ в США. Она на 100% обеспечивала американские армию и флот и контролировала 70% внутреннего рынка страны

1923–1938 ГГ.

Вопреки распространённому заблуждению, целлофан был изобретён не учёными DuPont — компания купила швейцарский патент на него в 1923 году. Но именно DuPont доработала технологию, и к 1938 году целлофан приносил ей 25% всей прибыли
Dupont08

Dupont09

1939 Г.

Нейлоновый бум датируется именно этим годом, хотя сам нейлон был открыт в начале десятилетия — почти 10 лет у компании ушло на то, чтобы наладить производство готовых изделий

1980-Е

Легендарный кевлар совершил переворот в индустрии средств защиты. Его изобретение не было случайным: компания потратила 15 лет и $500 млн, чтобы получить новое сверхпрочное волокно
Dupont10

Dupont11

2015 Г.

Логотип DuPont не менялся больше столетия. За это время компания превратилась из производителя взрывчатых веществ в транснациональную корпорацию, работающую практически во всех сферах — от химии до высоких технологий и производства продуктов питания

 Все заметки про историю бизнеса