Спасибо товарищу Сталину за Независимость Украины

Это кроме шуток. Ведь благодаря жадности Вождя народов к чужим землям Украина получила неистребимый импульс к государственной независимости.

…80 лет назад, в 2 часа утра 24 августа 1939 года, в Кремле, министры иностранных дел СССР и Германии Вячеслав Молотов и Иоахим фон Риббентроп подписали Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, ставший известным как «Пакт Молотова-Риббентропа». Перед подписанием Риббентроп провел трехчасовые переговоры со Сталиным. Как рассказывал Владимир Павлов, личный переводчик Сталина на этих переговорах, Сталин заявил: «К этому договору необходимы дополнительные соглашения, о которых мы ничего нигде публиковать не будем», после чего изложил содержание будущего секретного протокола о разделе сфер обоюдных интересов. Слова Павлова подтвердил и Риббентроп на Нюрнбергском процессе: «Сталин дал понять, что если он не получит половину Польши и Прибалтийские страны, то я могу тотчас вылететь обратно». Так было принято решение об оккупации Советским Союзом среди прочих территории, которая с 10 века называлась Русью и до 1939 года не попадала под власть Москвы. Тогда, в 1939-м, это событие казалось грандиозным военно-политическим и даже историческим достижением Сталина. Только со временем стало понятно, что это решение заложило под Советский Союз мину замеленного действия, которая и подорвала СССР полвека спустя.

Независимое украинское королевство

Первым борцом за независимость Украины-Руси был князь Данила Романович - представитель династии Рюриковичей, потомок и наследник Владимира Мономаха, великого князя Киевского. В глазах европейских властителей князь был единственным легитимным монархом Руси. Той её западной части, которая осталась независимой после монголо-татарского нашествия. Поэтому в январе 1254-го Данила Романович был коронован Папой Римским и получил титул Короля Руси. В том же году князь выгнал со своих земель ордынских баскаков и отбил наступление татарских войск на своё королевство. А вскоре заложил город, ставший столицей королевства и названный в честь его сына Льва.

Тремя годами раньше основания Львова северный сосед короля Руси литовский князь Миндовг стал первым в династии, которая через век соберет под своей властью огромное государство - Великое Княжество Литовское, а если точнее, «Великое князство Литовское, Руское, Жомойтское и иных» - так на государственном языке официально называлось это государство.

В 1362 году литовские войска в битве на реке Синие Воды (недалеко от современного Кропивницкого) разобьют силы Орды и присоединят к ВКЛ нынешнее Правобережье Украины. Границы княжества охватят территории современных Польши, Латвии, Литвы, Белоруси, западной части России, всей правобережной, а впоследствии и левобережной Украины. Сотни лет на территории ВКЛ находились такие нынче «исконно-русские» города, как Смоленск, Брянск и Курск. В 1385 году литовский князь Ягайло женится на польской королеве Ядвиге, и династия станет править в обоих сопредельных государствах, которые в 16-м веке объединятся в конфедерацию Речь Посполита (буквальный перевод латинского Res Publica, «общее дело») . Галицко-Волынское княжество, где в 1340 году со смертью последнего потомка Данилы Галицкого пресечётся род Рюриковичей, станет частью союзной Литве Польши.

Rzeczpospolita Trojga Narodów w roku 1658

Территория Речи Посполитой в середине 17 века.

 

Res Publica

Здесь, в ВКЛ/Речи Посполитой, родилась европейская судьба Украины. Если и существовало в истории «братство трех славянских народов», то это было братство поляков, литвинов и русинов, населявших ВКЛ. Литва несколько раз едва не поглотила и Московское княжество. История тогда повернулась бы радикально. Но, увы, не сложилось, и на следующие 3,5 века Литва/Речь Посполита стала главным внешне-политическим противником Москвы. Настолько главным, что Иван IV («Грозный») даже велел называть себя князем всея Руси, в то время как 2/3 территории Киевской Руси, включая Киев, входили юрисдикцию Речи.

Конечно, нельзя рисовать Речь Посполиту розовыми красками. «Братство» славянских народов и здесь складывалось, мягко говоря, неоднозначно. Но все познается в сравнении. Здесь, в Литве/Речи украинские города получили Магдебургское право. Сюда, в «Литву», а если конкретно, то в Волынский город Ковель бежал в 1563 году от тирании Ивана Грозного князь Курбский. Сюда, в «Литву», а если конкретно, во Львов, бежал в 1564-м московский первопечатник Иван Федоров. Здесь, в Бресте, в 1596 году, была подписана церковная Уния, которая могла восстановить единство христианской церкви и ликвидировать главный источник внутренних конфликтов внутри Речи. Но снова не срослось.

Гетман Хмельницкий, разыгрывая защитника «истинной веры», изменил присяге и устроил в середине 17 века из Приднепровья аналог нынешних Л/ДНР. Казацкая смута позволила русским царям отжать под шумок у Речи все Левобережье с Причерноморьем (ту самую территорию, на которой в 2014-м пытались создать «Новороссию»). Никакого «воссоединения» Украины с Россией после подписания Переяславского договора не случилось. Вместо этого украинские земли на полвека погрузились в череду войн всех со всеми, в которой казаки бессчетное число раз меняли свои политические предпочтения. Последнюю попытку вырваться из объятий Москвы сделал гетман Мазепа, но и ему не повезло.

Потом Москва уничтожила казаков, одновременно создав из казацкой смуты миф о борьбе украинского народа с польским игом. И, затем, вступив в сговор с Австрией и Пруссией, в три приема оккупировала ту часть Речи, которая была когда-то ненавистной «Литвой». А вот принадлежавшая Польше Галичина – нынешние Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская области – досталась австрийцам. Так восточная граница Европы сдвинулась к Збручу.

Две империи – две Украины

Не доставшись России, Галичина пережила в составе Австро-Венгерской империи революцию 1848 года, запустившую в Европе формирование национальных государств внутри империй и демократию. Именно в ходе «Весны народов» во Львове впервые был поднят желто-синий национальный флаг. В 1849 году Австрия обзавелась конституцией и парламентом. И к концу 19 века в австрийском парламенте действовала целая фракция депутатов-украинцев, представляющих несколько национальных партий. Львов стал центром формирования демократического национального самосознания украинской интеллигенции. Здесь, в Галичине, действуют Михаил Драгоманов, Иван Франко, Леся Украинка, Михаил Грушевский. Здесь сохраняется униатская церковь, связывавшая верующих с первым, а не «третьим» Римом.

111

 

Граница двух империй.

 

Если многонциональная Австрия на революцию 1848 года ответила демократизацией, в том числе национальной политики, то Российская империя отреагировала закручиванием гаек. Петербургская публика зачитывалась сочинениями Николая Гоголя о немножко смешных, но родных и близких малороссах. А петербургское правительство тем временем громило Кирилло-Мефодиевское братство, сажало и высылало «украинофилов», запрещало издание книг на украинском языке и изучение украинского языка в школах. Что до униатской (греко-католической) церкви, то ее Москва на захваченных территориях истребляла в первую очередь.

Имперскую политику ассимиляции продолжила и победившая на территории Российской империи власть «рабочих и крестьян». Война с «белыми», УНР, ЗУНР, атаманами и Польшей завершилась, как ни удивительно, почти точным восстановлением западных границ Российской империи за минусом Царства Польского. После скоротечного курса на «коренизацию» в национальных республиках, с начала 30-х Сталин развернул борьбу со «скрытыми националистами» и «правыми коммунистами». Потом были коллективизация, Голодомор и истребление интеллигенции. Но не успев еще как следует переварить «самостийников» на территории бывшей Российской империи, большевики уже рвались «освобождать» украинцев за границей.

Газета «Правда», 31 октября 1932 года: «По сведениям, поступившим из Западной Украины, там назревают крупные революционные события. Борьба против польской оккупации принимает все более угрожающие для польского фашизма размеры. Крестьянские массы, истощенные голодом… доведены до отчаяния. Крестьяне целыми группами бегут в горы и леса. В северо-восточной части Ковельщины и восточной части Полесья борьба украинских масс против оккупации приняла характер партизанских выступлений».

Однако Галичина вовсе не рвалась стать частью большого советского народа. Слишком мощную антиимперскую прививку она получила с 1848 по 1918 годы. Но заявленная после распада Австро-Венгрии Западно-Украинская Народная Республика не смогла добиться признания от стран-победителей Первой мировой и была оккупирована Польшей. Государство Пилсудского, хотя и мечтало о полной ассимиляции украинцев, не могло себе позволить методов большевиков. Поэтому загнанная в подполье борьба за государственную независимость привела к появлению ОУН / УПА. Последователи Коновальца, Мельника и Бандеры хотя и сочувствовали советским украинцам и даже пытались организовать им помощь во время Голодомора (заблокированную Москвой), но социалистами они были не больше, чем их враг – Пилсудский, и боролись они за независимость своей родины – Галичины.

Прививка Независимости

Решив захватить Галичину, Сталин, видимо, переоценил педагогическую силу советской идеологии и ее основного носителя – НКВД. Греко-католические священники отказывались переходить в «истинное» православие, предпочитая лагеря. Крестьяне не хотели вступать в колхозы, а учителя – в компартию. УПА, повоевав с поляками и немцами, немедленно повернула оружие против армии «освободителей». По разным данным через ряды УПА прошло от 300 до 400 тысяч человек. В 1956 году Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный сообщал в письме в ЦК КПСС о том, что только в 1944-1945 гг. было убито «украинских националистов» 150 тысяч, арестовано 103 тысячи.

Ценности, за которые сотни тысяч людей жертвовали жизнями, обречена на долгую жизнь. ОУН / УПА пережила и Пилсудского, и Сталина. Последние бои с войсками НКВД состоялись в начале 1956 года. История 38-летней самоотверженной борьбы галичан за создание своего государства стала идеологической основой для украинских националистов советского времени. Можно только гадать, что сталось бы с советской Украиной, не «привей» к ней Сталин «отравленную» национализмом и западничеством Галичину. Впрочем, рядом есть пример – Республика Белорусь. Когда-то гордая и могущественная Литва (белорусы и есть потомки тех средневековых литвинов), за 200 лет пребывания в Империи растеряла былой драйв, обрусела и, выброшенная из привычной гавани прихотью истории, теперь медленно и верно дрейфует назад, к терпеливой Москве.

Нельзя сказать, что Украина скачет в Европу галопом. Наследие не пускает, якорит. Значит, тем более все, кому дорог европейский выбор, который, скрипя седрце, делает Украина, должны поблагодарить за него истинную наследницу Киевской Руси – Галичину и Иосифа Сталина, который, пусть и помимо воли, сделал 80 лет назад нашей стране прививку Независимости.