res3

РЕСЕНТИМЕНТ
КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Статья опубликована в "Совершенно секретно - Украина" №11 за 2019 г.

Все материалы раздела "Политическая история"

Все заметки про историю бизнеса

В Украине продолжается падение промышленного производства. Уровень в октябре 2019-го ниже уровня в октябре 2018-го на 5%. Наибольшее падение – в перерабатывающей промышленности: текстильной, деревообработке, машиностроении. В кризисе одна их ключевых отраслей – металлургия. Крупнейший украинский горно-металлургический холдинг, «Метинвест», объявил о приостановке большей части инвестиционных программ и сокращении с нового года до 30% административного персонала. Причина – нехватка денег. «Мы заходим в самый жесткий кризис за последние 10 лет», - объяснил ситуацию гендиректор «Метинвеста» Юрий Рыженков.

Темпы роста ВВП в этом году хотя и не снизились, но и не опередили темпы 2018-го. И в 2020-м, по прогнозам, экономика не станет расти быстрее, несмотря на амбициозные заявления нового правительства.

Однако большинство украинцев не замечает ни отсутствие заметного экономического прогресса, ни очевидных признаков кризисных явлений. Согласно последним данным социологической группы «Рейтинг», количество тех, кто негативно оценивал экономическое положение в стране, с начала года сократилось вдвое – с 60 до 30%.

Общественное мнение в Украине вообще мало зависит от объективных обстоятельств. Тот же «Рейтинг» показывает, что по мнению подавляющего числа украинцев наша страна двигалась в неправильном направлении независимо от реального положения дел, при всех президентах и правительствах (см. рис. 1). Исключений было всего три: период «оранжевой революции», 2017 год, когда стихли военные действия на востоке, и нынче, после победы на выборах Владимира Зеленского и его партии.

res1

Объяснение этому удивительному явлению дал еще в 1887 году философ Фридрих Ницше. В сочинении «К генеалогии морали» Ницше впервые использовал понятие «ресентимент» для обозначения особого враждебного отношения, которое человек испытывает к истинному или мнимому источнику своих несчастий. В это понятие входит и чувство бессилия, и зависть к чужому успеху, и желание мести и реванша. Но главное, чем соблазняет ресентимент – он помогает освободиться от нестерпимого чувства вины за свои неудачи.

О ресентименте заговорили только полвека спустя после выхода текста Ницше, в 30-х годах ХХ века, когда этим словом назвали основную причину германского нацистского помешательства. Вот, как описывала те годы в интервью для журнала The New Times немка Дора Насс, которой было 7 лет в год прихода к власти Гитлера: «Знаете, что творилось в Германии до 1933 года? Хаос, кризис, безработица. На улицах бездомные. Многие голодали. Нам казалось, что этот ужас никогда не кончится. И вдруг появляется человек, который останавливает падение Германии в пропасть. Я очень хорошо помню, в каком мы были восторге в первые годы его правления. У людей появилась работа, были построены дороги, уходила бедность…» Эта статья в The New Times была опубликована в 2013 году русским журналистом Артуром Соломоновым. Называлась статья «Страна заболела манией величия», и, разумеется, на примере нацистской Германии анализировала происходившее в современной России.

Несколько лет назад либеральные российские медиа находили много общего между массовыми умонастроениями в предвоенной Германии и России десятых годов этого века. Обе страны пережили политическую и экономическую катастрофы: Германия – после Первой мировой, Россия – после распада СССР. Обе испытывали государственное унижение после периода имперского величия. Обе избрали себе «харизматичных лидеров», которые, используя все средства пропаганды, старательно внушали гражданам, что причиной их несчастий являются внешние и внутренние враги.

Сегодня о ресентименте говорят не только при обсуждении бывших и нынешних диктатур. Победу Дональда Трампа, как и волну правого популизма, хлынувшую в европейскую политику последних лет, тоже объясняют этим явлением. Вот только «униженными и оскорбленными» на Западе оказались не целые народы, а отдельные классы. В первую очередь – так называемый низший средний класс: квалифицированные рабочие, специалисты, мелкие предприниматели, фермеры. Они больше других страдают от потока иммигрантов. Они больше других потеряли во время мирового экономического кризиса. Они лишаются работы из-за переноса производств в страны «третьего мира», из-за автоматизации, компьютеризации и напора корпораций. О них забыли традиционные политические силы, консервативный фланг которых защищает интересы корпораций, а либеральный нянчится с экологией, правами меньшинств и защищает тех самых мигрантов, которые отнимают работу у «коренных» немцев, французов и американцев. На этом чувстве разочарования, брошенности и бессилия популисты по всему миру выстраивают свои победные кампании.

Ресентимент ловит тебя в замкнутый круг, когда ты, по выражению Ницше, начинаешь испытывать «тягостное сознание тщетности попыток повысить свой статус в жизни или в обществе». И стоит тебе перенести ответственность за это на внешние силы, ты попался. Враг и причина несчастий найдены, и тогда тебе нужны все новые доказательства того, что этот враг мешает тебе жить. Это словно комариный укус, который чем сильнее чешешь, тем больше чешется. И нужно продолжать чесать, испытывая одновременно боль и удовольствие.

Обычно такое расчесывание длится не долго: либо здоровый организм избавляется от источника зуда, либо дело заканчивается кровавой язвой. Однако есть в мире страны, для которых ресентимент является не коротким этапом истории, не внезапной реакцией на политические, экономические или технологические катаклизмы, а частью и даже основой национальной идеи. Наверняка таких стран в мире несколько. Но нас интересует одна, поскольку эта страна, увы, наша.

Украинский народ формировался в вековом ощущении страдания: от татар, «ляхов» и «москалей», от чужих и своих панов. «...Та й москаль незгірша штука: добре вміє гріти руки! І я люта, а все-таки того не зумію, що москалі в Україні з козаками діють. Ото указ надрюкують: «По милості Божій, і ви наші, і все наше, і гоже, й негоже!» - так описал это ощущение злого бессилия главный украинский поэт. Залог счастливой безбедной жизни украинцы видели в избавлении от иноземного «ярма»: «Згинуть наші вороженьки – запануєм».

В советский период, не слишком длинный в историческом масштабе, но оставивший сильнейший отпечаток, ресентимент стал основой государственной идеологии. Вначале большевики старательно объясняли рабочим и крестьянам, что во всем виноваты помещики и капиталисты. Потом официальной причиной трудностей оказались кулаки и прочие враги народа. Затем – фашисты и снова капиталисты, но уже западные.

В наследство от СССР нашим северо-восточные соседям в качестве объекта для ненависти достались США. Имперский дух в принципе требует внешних врагов. Когда-то главной проблемой для России были соседи: монголы с татарами, Литва. Когда империя начала осваивать мировые масштабы, вырос и калибр врагов: ими стали мировые гегемоны – сначала Англия, а теперь Штаты. Впрочем, где именно на земном шаре расположено логово врага России, не важно. Главное, что не в Кремле. Такой мысли русская национальная идея не переживет. Поэтому и не допустит.

В Украине ресентимент оказался устроен географически прямо противоположным образом. Когда в одночасье «москальске ярмо» само собой прогнило и рассыпалось, веками наработанная привычка ныть, стонать и находить виноватых в своем горе-злосчастье никуда не делась. Эта особенность национального мировоззрения неизменна, как течение Днепра: половина украинцев упорно считает, что их жизнь зависит не от них, а от внешних обстоятельств. Однако до самого недавнего времени у нашего государства не было очевидных внешних врагов. Поэтому украинский ресентимент имеет особенность: он направлен внутрь страны.

res2

Некоторое время с ролью причины всех несчастий справлялся почивший в бозе СССР и его направляющая сила - КПСС. На них было удобно возложить вину за испорченный «генофонд», который не позволял в 90-е годы 50-миллионному народу в целом и каждому несчастному в частности преуспеть в этой жизни. К нулевым подоспели еще более удобные объекты для ресентимента: «олигархи». Это слово уже скоро два десятка лет помогает нашим согражданам объяснять себе и окружающим, что не так с ними и со страной в целом. А в последние годы усилиями масс-медиа в умах сформирован новый удобный жупел – коррупция. Ведь этим явлением можно легко объяснить проблемы любого уровня: от проблем со своим здоровьем до низкой обороноспособности государства.

Так и сложился наш неписанный общественный договор, наша реальная Конституция: «низы» позволяют «верхам» безобразничать, тем самым давая повод для нытья о злодейской власти. «Верхи» же позволяют «низам» бесконечно и с удовольствием ныть и обвинять государство в своем «зубожинни» и даже создают для этого соответствующую инфраструктуру – от СМИ до избирательных кампаний. Ведь наши выборы – это вовсе не способ для народа привести себя к власти, это всегда всего лишь символическая месть народа «старой» власти при помощи «новой». Исключением были разве что выборы президента в 2014-м, когда народу внезапно понадобился не символический мститель, а настоящий Верховный главнокомандующий. Но и реальной войны не хватило, чтобы отвратить украинцев от увлекательной игры в «хороший народ и плохих панов».

И в этом смысле победы на выборах нашего нынешнего президента и его партии – никакой не феномен, а всего лишь очередной, пусть и необыкновенно яркий виток замкнутого круга ресентимента. Проблема Владимира Зеленского в том, что он не просто использовал на выборах вечную энергию ненависти украинского народа к своим «панам». Ради популярности он сделал месть предыдущему президенту едва не единственным смыслом и своей фактической президентской деятельности. Ненависть к властям усилиями пиарщиков Зеленского была легитимизирована и переведена с уровня безобидного кивания на «папередников» на уровень реального силового преследования. В этом смысле «зеленые» наследуют большевикам, которые век назад выпустили джина ресентимента из бутылки – и заплатили за это высокую цену: цареубийство в 1918-м обернулось публичным истреблением партийного руководства 20 лет спустя. Вот только темпы нынче другие: на Порошенко еще только завели 13 уголовных дел, а Зеленский уже заявляет о депутатах своей партии, мол, «пора менять и этих». Ведь пока президент продолжает приносить жертв на алтарь ресентимента, большинство его избирателей будет считать, что страна идет в правильном направлении, жить становится лучше, жить становится веселее.